тел. 8 (496 27) 2-34-83

Воспоминания о деревне ШАПКИНО

Много интересного  рассказывают нам названия сел, деревень, рек, озер. Уже и деревни ушли в небытие, а вот названия остались и продолжают жить в памяти  жителей и их потомков. Историю одной из таких  деревень  рассказал  художник Владимир КРЫЛОВ, отец и дед которого были связаны с этим местом.

Деревня ШАПКИНО Рузского уезда была крохотной – всего пять домов  и принадлежала Хотебцовской волости.

 

Это официальные сведения о деревне Шапкино

 

Рассказывали, что название своё эта деревенька получила из-за давнишнего скандала в благородном дворянском семействе. Что-то не поделили между собой и расскандалились жители дворянской усадьбы.

 

Разругались настолько, что одна из хозяек, бедная, но гордая, взяла свою личную собственность – пятерых крепостных, как будто бы положила в шапку, и перенесла их на новое место – поселилась на крохотном кусочке своей собственной земли, среди лесов, на холме, возвышавшемся над маленькой, чистенькой речушкой, которую можно было легко перейти вброд в любое время года, и которая брала своё начало в незаметном, прохладном ключе неподалёку.

 

Поэтому и вновь основанная деревенька из пяти домов стала называться Шапкино. И была эта деревенька такой тихой, уютной и ладной, что жители любили своё маленькое поселение бесконечно.

 

Еще одна история связана с этой деревней и жизнью семьи Крыловых.

 

Дед  Владимира Крылова – Иван Алексеевич, был в числе крестьян, попавших а хозяйскую шапку.

 

Был дед человек красивый, с голубыми глазами, аккуратными пшеничными усами и светлой, русой шевелюрой. Для Ивана Алексеевича, как и для всякого крестьянина во всякой деревне, огромное значение имел сенокос.

 

                    Пастбище деревни Шапкино, 1940 год

 

Однажды по жеребьёвке, Иван Алексеевич получил под сенокос самый неудобный участок. Неудобство заключалось в том, что участок размещался на крутом склоне того самого холма над речкой и выкашивать его было очень неловко.

Во время покоса, Иван Алексеевич наткнулся на две маленьких, только что народившихся берёзки. Берёзки были тоненькие, с нежными прозрачными листочками, такие трогательные и красивые, что у Ивана Алексеевича не поднялась рука скосить их обоих одним махом.

Он аккуратно обкосил берёзки со всех сторон и оставил их расти до осени. А осенью берёзки заметно подросли и стали ещё краше. В следующую весну Иван Алексеевич без всякой жеребьёвки, добровольно взял себе под сенокос тот неудобный участок и берёзки выросли ещё на полметра.

Так продолжалось три года. И только когда берёзки превратились в маленькие деревца, Иван Алексеевич ушёл с этого неудобного покоса. Деревца были ещё очень маленькие и следующие по жребию косари могли легко срубить их под корень, чтобы не мешались. Но на такой поступок никто из жителей деревеньки не решился.

 

                                На сенокосе. д.Шапкино, 1940

 

Вокруг деревеньки на многие вёрсты простирались ласковые среднерусские леса. В этих лесах местные мальчишки, после обязательной и тяжёлой крестьянской работы в семье, находили себе дополнительный приработок грибами, ягодами, плетением корзин, лаптей и охотой.

 

Охотились и примитивно, и, в то же время, виртуозно как какие-нибудь индейцы Фенимора Купера. Использовались, в основном, силки, ловушки и самодельные капканы. А вот хорька, например, били, затаившись в засаде, одним точным ударом копья в нос. На самом деле про Фенимора Купера там никто не слышал, а вместо копья в руках была самодельная лыжная палка с металлическим наконечником, которым чаще всего оказывался какой-то обломок металлического предмета или просто гвоздь.

 

Но самое интересное заключалось в том, куда деревенские мальчишки тратили заработанные деньги! Двенадцать мальчишек деревеньки Шапкино, имея крайнюю нужду практически во всём, на самостоятельно заработанные деньги, выписывали в складчину «Пионерскую правду»!

 

В годы Великой Отечественной Войны в октябре была оккупирована гитлеровцами, а освобождена от фашистов в декабре 1941 года.

 

Сама деревня просуществовала до брежневских времен и была расформирована как неперспективная - в двух домах жили три человека.

 

Крылов В. Хатка в деревне.1976

Крылов В. Хатка в деревне.1976

Может, вот так выглядела хатка в деревне Шапкино?

 

В. Крылов вспоминает, что когда в последний раз он  заезжал навестить деревню Шапкино в 70-е годах прошлого века,  две величавые белоствольные березы, когда-то спасенные его дедом, возвышались на холме над чистенькой речушкой. Они были ещё живы и напоминали всем о любви русского человека к своей стране и к своей природе безо всяких тщетных напоминаний об экологической угрозе и неизбежной экологической катастрофе.

В.В.

 

В статье использованы воспоминания художника Владимира КРЫЛОВА и фотографии, опубликованные Валерием СУРКОВЫМ.

 

8 (496 27) 2-34-83

143100, Московская область, г. Руза, пл Партизан,14