тел. 8 (496 27) 2-34-83

Геологическая летопись Рузского района в коллекциях краеведческого музея.

Рузский районный краеведческий музей является одним из старейших музеев Московской области. История музея восходит к началу прошлого века, когда на средства уездного комитета трезвости по инициативе группы учителей и местной интеллигенции при библиотеке-читальне в 1906 году создается музей местного края. Основатели музея: научный вдохновитель Николай Юрьевич Зограф - профессор зоологии Московского университета, разработчик первой музейной экспозиции; братья Николай Сергеевич и Сергей Сергеевич Елагины, Борис Грузинов –  первый директор музея.

 

По инициативе братьев Елагиных была организована на средства комитета трезвости недельная экскурсия по сбору геологических и археологических коллекций в окрестностях Рузы. Были проведены геологические изыскания, ботанические и гидробиологические исследования. Большую помощь в консультации и разработке маршрутов данной экспедиции оказал Н. Ю. Зограф, имевший большой опыт подобных исследований. В результате экспедиции был собран богатейший материал о природе и истории местного края.

 

Интересно, что в Рузском музее впервые была применена практика пополнения коллекций, не только за счет научных экспедиций, но и в результате привлечения к этой работе окрестного крестьянства.

 

К новым, необычным методам работы Рузского музея относится и организация в 1909 году курсов и экскурсий для учителей городских и земских школ с целью создания сети школьных музеев. Слушатели получали возможность посетить лекции и по геологии, археологии, зоологии, ботанике, основам дарвинизма - по тем временам весьма прогрессивному курсу.

 

Трагические страницы военного и послевоенного  времени вписали свои строки в историю музея. 17 декабря 1941 года здание музея было сожжено. Его пришлось создавать фактически заново.

Возрождение музея началось в середине 60-х годов. Заведующий отделом культуры В. И Дубасов предложил вновь построить музей по старым рисункам и фотографиям на месте сгоревшего. Директором музея был назначен Лев Сергеевич Соколов. Более 30 лет он руководил музеем. Им были организованы археологические, геологические экспедиции, где он вместе со школьниками пополнил музей интереснейшими находками, которые позволили более детально изучить особенности геологии района и «расшифровать» страницы его геологической летописи.

 

Геология Рузского района — страницы «геологической летописи».

 

Как правило, центральные области Восточно-Европейской равнины, в пределах которой расположен и Рузский район, не очень интересны с геологической точки зрения. В значительной степени это связано с двумя фактами.

 

Первое — преобладающий здесь заболоченный лесистый и слабо-холмистый ландшафт не предполагает появления на местности разнообразных обрывов, утесов и скал, в стенках которых можно «подсматривать» геологическое строение. Профессиональный геологический «язык» говорит в такой ситуации о низкой степени обнаженности, то есть об отсутствии тех мест, где из-под дерна и почвы обнажаются коренные горные породы.

 

Второе — уже на протяжении почти миллиарда лет территория Восточно-Европейской равнины и прилегающих участков Земной поверхности находятся в самом стабильном и спокойном режиме своего геологического развития. Поэтому тут невозможно увидеть следы деятельности вулканов, селевых потоков, горные породы не смяты в складки под действием глубинных сил и не прорваны массивами застывшего магматического расплава. Спокойное горизонтальное залегание пластов пород, образовавшихся в большей своей части за счет накопления донных осадков различных водоемов на взгляд геолога может показаться несколько унылым.

 

 Однако и в Центральной России ряд районов находится на «особом» положении. Среди них и наш — Рузский! Необычайное количество доступных для изучения обнажений коренных пород определяется тут мощной древней речной сетью. Действительно, и в обрывах бортов долины реки Москва, и в оврагах, связанных с долиной реки Руза, можно встретить выходящие на дневную поверхность горные породы от каменноугольного до четвертичного возраста. Увеличивает привлекательность нашего района для геологического изучения его активно развивающаяся горнодобывающая промышленность. В каждом действующем или заброшенном карьере созданы рукотворные стенки-обрывы, в которых как в открытой книге можно прочитать историю развития нашего района.

Итак, как мы видим — в Рузском районе есть достаточно мест, где любопытствующий натуралист смог бы изучить местную «геологию». Остается вопрос: «А насколько же она интересна?».

То геологическое строение, которое мы можем наблюдать в настоящее время, определяется геологической историей развития района. И наоборот, изучение горных пород позволяет воссоздать древнейшую историю — раскрыть «страницы геологической летописи». Кроме экскурсий, в этом изучении нам поможет посещение музея, в коллекциях которого представлены образцы ископаемой фауны и горные породы, собранные в нашем районе.

Используя музейную коллекцию, постараемся охарактеризовать те глобальные этапы, которые пережила эта территория в далеком геологическом прошлом. Каждый из этих этапов характеризовался особыми климатическими условиями, наступлениями и отступлениями морей, приходом оледенений и появлением различных форм жизни, порождаемых эволюцией. Таким образом, смена этих этапов привела к формированию разнообразия основных типов геологических образований, наблюдаемых в окрестностях Рузы.

Великое каменноугольное море и Рузский район.

Как мы уже упомянули, врезавшаяся вглубь Земли речная сеть сделала доступными для изучения горные породы, начиная с каменноугольного возраста. Это — самая древняя «страница геологической летописи», доступная нам для прямого изучения.

В середине каменноугольного периода (приблизительно с 320, и по 290 миллионов лет назад) на территории Рузского района совершенно не существовало суши. До будущих Уральских гор на востоке и до Кавказа на юге — все западные пределы современной Центральной России занимали воды огромного морского бассейна. Это море было неглубоким (но и не мелким) с очень теплой прозрачной водой. Сквозь толщу вод, лишенных мути и взвеси, солнечные лучи могли проникать до самого дна, что способствовало развитию придонных организмов. Тут можно было бы встретить разнообразных иглокожих (морские ежи, морские лилии), местами увидеть целые ракушечные банки (рис. 1), составленные распространенными ранее плеченогими. Над ними в толще воды плавали примитивные рыбы, редкие древнейшие головоногие и планктон.

 

 

Рис.1 Пример каменноугольного морского придонного танатоценоза — ископаемого сообщества захороненных организмов. Раковины брахиопод, крупная мшанка, иглы морских ежей.

 

 

Большинство этих организмов имело скелет, состоящий из кальцита — минерала светлой окраски, по химической классификации относящегося к карбонатам. После смерти древних организмов их целые скелеты или обломки падали на дно, образуя так называемый «карбонатный ил». По мере захоронения под последующими наслоениями донных осадков, ил постепенно уплотнялся и превращался в прочную горную породу — известняк. Известняки и извлеченные из них разнообразные остатки древних организмов широко представлены в экспозиции музея (рис.2).

А

Б

В

Рис. 2. Ископаемые остатки каменноугольных организмов. А — раковины актиноцератид (редких головоногоих моллюсков); Б — наиболее распространенная брахиопода в каменноугольных отложениях Подмосковья вида Choristites mosquensis; В — окремненный «кубок» одиночного коралла.

Отдельно хочется сказать несколько слов об уникальной форме сохранности плеченогих (брахиопод), характерной для узкой полосы, протянувшейся от г. Старица в Тверской области до нашего села Старая Руза. В большинстве случаев палеонтологам (ученым, изучающим древние формы жизни) не удается увидеть внутреннее строение брахиопод. После смерти животного внутренние органы, имеющие очень тонкое строение, полностью растворяются. И только лишь в двух-трех местах в нашей стране, извлеченные из известняков целые раковины демонстрируют прекрасно сохранившееся внутреннее строение. Лучшее местонахождение — в нашем районе (рис. 3)! Здесь внутренние органы брахиоподы (т. н. ручной аппарат) замещены полупрозрачным поделочным камнем — агатом.

 

Рис. 3. Уникальная форма сохранности внутреннего строения брахиопод — полное замещение агатом ручного аппарата.

 Кроме ископаемых организмов, интересен и сам известняк. Это один из самых древних (уже в археологическом понимании) строительных материалов, широко использовавшихся нашими предками. Известняк от природы имеет способность раскалываться на более или менее прямоугольные блоки и легко обрабатывается любым металлическим инструментом. Вся белокаменная Москва была построена из известняков Подмосковья. Маловероятно, что для строительства Москвы использовался камень именно из нашего района (слишком далеко), но о том, что множество белокаменных строений построено из местного материала, свидетельствуют остатки древних каменоломен, расположенных вдоль крутых берегов р. Москвы ниже Тучково.

С известняками связаны и находки некоторых поделочных и полудрагоценных камней. Многие не знают, но в некоторых районах Подмосковья известны места находок полудрагоценного сердолика, агата, горного хрусталя и даже аметиста вполне ювелирного качества. Это характерно и для нашего края. Вымытые водой из известняков желваки агата (рис. 4) можно найти на дне ручьев даже непосредственно в черте города Рузы!

Предмет особой гордости нашего района — поделочные «пейзажные» кремни (рис. 5). Их округлые желваки (так называемые конкреции) также связаны с толщами известняков и являются продуктами преобразований донных осадков древнего каменноугольного моря. Повсеместно кремни, обладающие исключительной прочностью, использовались человеком для изготовления предметов труда и быта. Но в Рузском районе им находилось и более почетное применение. Декоративные качества этих образований здесь настолько высоки, что позволяют нашим кремням легко конкурировать с лучшими образцами родственных им яшм с Урала  и из Бразилии.

Рис. 4. Агат.

Рис. 5. Поделочный рисунчатый кремень.

Вот насколько богатой оказалась первая страница «геологической летописи», однако, всё изменяется и в конце каменноугольного периода великое море отступило, надолго сменившись условиями континентальной суши.

Великая пермско-триасовая суша и Рузский район.

 Как и в человеческой истории, в геологии часто случались ситуации, когда о значительных происходивших событиях практически не оставалось никаких материальных свидетельств. Так произошло и с одним из самых гигантских периодов существования континентальной суши на территории, соответствующей Центральной России. Это связано с тем, что в «морские» периоды на дне водоемов обязательно образуется осадок, который позже превращается в горную породу, в свою очередь, рассказывающую нам о том самом «морском» периоде из которого она происходит. С возвышенной же сушей — всё совершенно наоборот. Тут преобладает не накопление, а разрушение накопившихся ранее пород. Как, например, сейчас - каждый день реки Рузского района выносят тонны и тонны пород в виде песка, гальки, глинистой взвеси и в растворенном состоянии.

Что же остается от этих периодов? Что «заносится в геологическую летопись»? А остается тоже, что и сейчас: сам рельеф поверхности ландшафта!

Подобный длительный период существования эрозионных условий наша местность переживала в течении 130 миллионов лет подряд, от момента отступления каменноугольного моря и до момента наступления юрских морей.

Итак, представьте выжженную под солнцем скалистую местность, где изначально белые, горизонтально исчерченные известняковые скалы покрыты бронзовым загаром. Плоские вершины холмов и отвесные стены огромных каньонов. Именно так, неотличимо от Долины Смерти в современных США, выглядела территория Рузского района во времена существования этой Великой Пермь-Триасовой Суши.

И только в самом конце, непосредственно перед наступлением юрского моря, когда климат стал влажным и ощутимо похолодало, бывшие сухие каньоны превратились в  речные долины, а затем и вовсе «зацвели», выродились в сеть топких болот. Именно в этот момент, формально уже в ранней юре, когда по поверхности болот шлепали сухопутные рептилии, на дне болот откладывалась массивная железная руда.

Очень красивые полые желваки такой (рис. 6) руды вымываются иногда рекой около деревни Федьково. Руда имеет примесь марганца, но в основном сложена минералом железа гетитом, названным так в честь великого немецкого поэта Гете, который был к тому же страстным коллекционером минералов.

 

Рис. 6. Секреции бурого железняка.

 

Юрское море Рузского района.

 

Море юрского периода разительно отличалось от каменноугольного, описанного нами в начале «летописи» и получившим звание «Великого». Юрское море — это собственно не один водоем, а система тонких и длинных бассейнов «заползавших» в каньоны и долины, на подобии скандинавских фьордов или черноморских лиманов.

Море это было мелким, слабосоленым с мутной, насыщенной взвесью водой. В таких условиях придонные организмы выжить не могли, зато кишмя кишели организмы плавающие: аммониты, белемниты акулы и даже рептилии и земноводные. Кости последних тоже представлены в экспозиции краеведческого музея (рис. 7).

Рис. 7. Фрагмент кости юрской рептилии.

 

В следствие своей длинной формы, заливы юрского моря часто оказывались отделенными от основного бассейна, и тогда в них происходило то, что происходит иногда подо льдом с рыбой в застойных прудах, т.е - «замор». Именно в такие моменты юрский водоем превращался в зловонную лужу, в придонном осадке которой консервировались остатки животных. Доказательством таких сероводородных заражений служит сам черный цвет глин юрского возраста (рис. 8). Этот цвет определяется не только примесью захороненного органического вещества, но и примесью дисульфидов железа — солей сероводородной кислоты. Иногда юрские глины могут выглядеть и не столь мрачно, приобретая пестрый облик из-за прожилков и пропластков желтого минерала натроярозита.

Кроме глин, в экспозиции музея широко представлены ископаемой морской фауны юрского периода (рис. 9 а-в). Удивительно, но большинство этих замечательных образцов собрано непосредственно в черте города Руза! Местонахождения юрской фауны находятся также в долинах рек Вертошинка и Федькина.

 

Рис. 8. Черные (во влажном состоянии) глины юрского возраста при высыхании становятся пепельно серыми. Желтые включения — минерал натроярозит.

 

А

Б

В

 

Рис. 9. Ископаемые остатки юрских организмов. А — ростры белемнитов; Б — раковина аммонита рода Vergatitus; В — перламутр ископаемых раковин аммонитов недавно официально зарегистрирован как драгоценный камень аммолит.

Великое Четвертичное Оледенение и Рузский район.

 

И снова всё меняется! Заканчивается мезозойская эра (включающую в себя триасовый, юрский и меловой периоды) и отступают последние моря, так и не покорившие будущие просторы Восточно-Европейской равнины. О том, что происходило непосредственно после отступления моря, на территории нашего района не сохранилось никаких «строк» в геологической летописи. Данные из других участков Московской области говорят о том, что на территории опять раскинулась континентальная суша. Только, в отличие от предыдущего континентального периода (пермь-триасового), несмотря на мощную сеть оврагов, практически не было в этом ландшафте скал.

На фоне приближающегося Ледникового Периода климат становился прохладным и сухим. Появились привычные нам снежные зимы.

И вот, приблизительно 540 тысяч лет назад, с севера подступили первые клиновидные потоки льда. Лед наступал весьма неравномерно, выгрызая как ножом бульдозера гигантские борозды глубиной иногда с многоэтажные дома. Вместе с собой лед нес раздробленные и размолотые горные породы, захваченные им севернее. Валуны ледникового происхождения, которые можно найти на территории нашего района — полная коллекция горных пород, «собранная» ледником в Финляндии, на Кольском полуострове, в Карелии, Ленинградской, Новгородской и Тверской областях. При этом, разнообразие валунного (эрратического) материала настолько велико, что не выезжая за пределы Рузского района мы можем получить весьма сносное представление о геологическом строении столь отдаленных от нас местностей.

Примечательно, что в Карелии и Финляндии на поверхность выходят очень древние породы: сланцы, граниты, гнейсы, базальты, кварциты. Аналогичные им образования на территории нашего района присутствуют на глубине в полтора километра, и с трудом могут быть изучены даже с помощью скважин! Что же получается? Ледник не только перенес на тысячи километров древнейшие в Европе породы, но и забросал их обломками самые молодые страницы геологической летописи? Да, это так! Но получившаяся горная порода, состоящая из перетертых в глину более древних образований и включающая в себя валуны, созданные из обломков древних пород, имеет теперь все-таки молодой возраст, соответствующий возрасту отложения ледником. Возраст этот — четвертичный, а порода имеет название — морена.

Собственно говоря, оледенение не было непрерывным: Окская, Днепровская и Московская фазы во времени были отделены друг от друга относительно теплыми интергляциальными климатическими фазами. В эти фазы расцветал, как растительный, так и животный мир.

Эта страница геологической летописи была написана уже в присутствии Человека. Первые люди, пришедшие сюда с последним ледником уже могли слышать рокот талых вод, треск льда. Видеть поваленные деревья и трупы мамонтов, переносимые льдом. И даже закусывать на своих первобытных стоянках самими мамонтами и шерстистыми носорогами. Кости, бивни и зубы четвертичных ископаемых и современных животных представлены в Рузском краеведческом музее на отдельном стенде (рис. 10).

 

Рис. 10. Ископаемые остатки животных четвертичного периода.

 

История не заканчивается!

 

С момента отступления Великого Оледенения прошло не так уж много времени (в геологическом понимании). Но и за этот промежуток многое изменилось: возникли речные долины, заросли и превратились в торфяники ледниковые озёра, заложились овраги. Разнообразные геологические процессы происходят и сейчас. В последнее время сам человек начинает «творить» геологическую историю планеты. Достаточно взглянуть на рекультивируемые карьеры на юге от поселка Тучково. Карьеры и котлованы — это эрозионная деятельность человека, а их заполнение безопасными отходами производства — аккумулятивная. Рукотворные образования стали настолько значимыми в геологическом понимании, что даже потребовали собственного названия — техногенные  отложения.

Новейшие природные отложения тоже представлены в витринах музея, а что касается техногенных, то мы все должны постараться чтоб их, и на планете, и в нашем крае, было бы как можно меньше.

Авторы

Новиков Иван Александрович*, Грибоедова Ирина Геннадьевна*, Иванова Наталья Владимировна**

 

*- Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии Российской Академии Наук (ИГЕМ РАН)

** - Муниципальное бюджетное учреждение культуры Рузского района «РУЗСКИЙ РАЙОННЫЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ»

Использованная литература:

 

1. Морозов В. П. «Седиментогенез и постседиментационные изменения палеозойских карбонатных отложений востока восточно-европейской платформы» - Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук // КГУ им. В.И.Ульянова-Ленина - Казань, 2009

2. Слетов В.А. «К онтогении жеод кремнезёма из каменноугольных отложений Подмосковья» - Сборник статей «Очерки по генетической минералогии»// Наука - Москва, 1976 - «http://mindraw.web.ru»

3. Стародубцева И. А. «Эволюция взглядов на стратиграфию юры Центральной России (XIX-XX вв.)» - ГГМ РАН // Научный мир - Москва, 2006

4. Павлов А.П.  «Геологический очерк окрестностей Москвы : пособие для экскурсий» – 2-е издание, дополненное //  Типография т-ва И.Д. Сытина  - Москва, 1914

5. Объяснительная записка к геологической карте, серия «Москва», лист N-37-I, ГДП-200.

6. Серебрянный Л. Р. «Сколько оледенений было в четвертичном периоде? Древнее оледенение и жизнь» // Наука  — Москва, 1980.

8 (496 27) 2-34-83

143100, Московская область, г. Руза, пл Партизан,14