тел. 8 (496 27) 2-34-83

Князь П.Д. ДОЛГОРУКОВ

Материалы КРАЕВЕДЧЕСКИХ ЧТЕНИЙ
«Великие труженики земли рузской» (2017)

 

Долгору́ковы — русский княжеский род, происходящий от потомков Рюрика, почти беспрерывно встречается в российской истории. Из него вышли видные государственные деятели, полководцы и литераторы.

От внуков родоначальника, князей Семена, Федора Большого, Тимофея и Михаила Птицы Владимировичей, пошли четыре отдельные ветви рода.

Князья Долгоруковы считают в своем роде семь бор, пять окольничих, восемнадцать воевод, одного генерал-фельдмаршала, двух подполковников гвардии, четырёх полных генералов, четырёх членов Верховного Тайного Совета, семь Андреевских кавалеров, одного кавалера Георгия I степени, одного – второй, трёх президентов коллегий одного министра юстиции, семь послов, восемь генерал-лейтенантов, десять генерал-майоров, пять - генерал-адъютантов и т. д .

Но сегодня речь пойдет о Павле Дмитриевиче Долгорукове - праправнуке В.М. Долгорукове-Крымском.

 Павел Дмитриевич Долгоруков (1866-1927) и его брат-близнец Петр родились  9 мая 1866 года в Царском Селе. Воспитывались сначала боннами и гувернантками, затем учились в частном училище. Окончив его, Павел Дмитриевич поступил на физико-математический факультет Московского университета.

Завершив учебу, поселился в родовом имении Волынщино Рузского уезда. В это время Волынщино становится культурным центром. Здесь собираются единомышленники, которые разделяют идеи демократии и свободы.

Имя князя Павла Дмитриевича Долгорукова было широко известно в дореволюционной России. Им, как государственным мужем, по праву могут гордиться жители не только нашего края, но и всей  страны.

Его судьба  трагична. Из-за своего независимого характера, неумения и нежелания подлаживаться под мнение большинства при царизме он подвергался гонениям, а при Советской власти оказался на другой стороне баррикад.

Долгоруков П. Д. был одним из лидеров Конституционно-демократической партии (партии кадетов), членом II Государственной думы, в которой стал председателем кадетской фракции.

С 1893 года избирается предводителем дворянства Рузского уезда.  На этом посту он оставался в течение трех пятилетий. Рузское земство, председателем которого стал Павел Дмитриевич, занималось  созданием школ  начального  образования, содействием  развитию сельского хозяйства (изменение системы полеводства, введение посева новых растений, распространение усовершенствованных сельскохозяйственных орудий и искусственных удобрений, улучшение коневодства и скотоводства).

 П. Д. Долгоруков возглавлял различные комитеты. Вспоминая  и говоря о  П. Д. Долгорукове здесь у нас в уезде, мы, конечно же, в первую очередь   говорим о работе земства.

Земские Собрания были очередными и чрезвычайными. Очередные Собрания  созывались ежегодно, чрезвычайные – по обстоятельствам.
Так, например, в 1908 г. внеочередное Рузское уездное собрание было созвано в связи с наводнением.

Собрание решало такие вопросы:
«1) помощи крестьянам, потерявшим жилища, семена и мертвый инвентарь;
   2) помощи крестьянским обществам на ремонт колодцев, мостов и общественных сооружений;
   3) если останутся деньги, помощь частным владельцам и вообще более зажиточным лицам».

Решением этого Собрания в Рузе, в 1908 году,  был образован специальный уездный комитет, координировавший спасательные мероприятия.

Работа земств охватывала практически все стороны местной жизни. Деятельность земских органов самоуправления строилась на основе самофинансирования.

Для сравнения -  в 1897 г. Рузское земство получило 57981 руб.; на содержание управы израсходовано – 7585 руб.; школьное дело почти в 2 раза больше – 13163 руб.; на врачебную часть почти в 3 раза больше – 23180 руб.

Одним из направлений деятельности Рузского уездного собрания было попечительство о местных промыслах, из которых в Рузе наиболее распространенными  были: кожевенный, столярно-токарный, бумаготкацкий, плетение из прутьев и  другие.

 
К 1896 году в Рузском уезде было 49 школ, из них 32-е земских. В земских школах постоянно устраивались народные чтения.

Брат Павла Дмитриевича Долгорукова, Пётр Дмитриевич, в своих воспоминаниях пишет: «После ухода князя Щербатова из предводителей дворянства Рузского уезда на эту должность был выбран мой брат, пробывший в нем пять трехлетий.

Он купил у своего предшественника деревянный дом в Рузе, в котором принимал по установившемуся обычаю членов земских собраний, судебных съездов и т. д. Там же он устраивал совещания учителей и учительниц начальных школ.

Тогда злободневным вопросом была выработка школьных сетей для достижения всеобщего обучения. Ввиду расселения большинства сельского населения Московской губернии небольшими деревнями, иногда на большом расстоянии от школы, много внимания в Рузском уезде уделялось, особенно во время распутиц и снежных заносов, устройству ночлегов при школах с так называемыми приварками тёплой пищи, а также налаживанию очередных подвод для подвоза детей из отдаленных деревень».

С 1910 года П. Д. Долгоруков возглавил правление Московского общества грамотности. Решению этого «злободневного вопроса» в уезде П. Д. Долгоруков уделяет много внимания.

Земская управа выплачивала деньги на квартиры учителям и малоимущим учащимся. «Высшее начальное училище есть единственное в Рузе училище, которое дает повышенное образование. Но многие дети по бедности не пользовались бы училищем, если бы Общество в свою очередь не поддерживало уездных детей пособием в 250 рублей от Рузского земства» - читаем  из    протокола Рузского уездного Собрания.

 
В 1902 году П. Д. Долгоруков  был организатором учительского съезда, проходившем в Москве. При его содействии в уезде были построены  несколько школ.

 Павел Дмитриевич также большое внимание уделял  также созданию  просветительных учреждений в своём уезде и Москве. В начале XX столетия при поддержке земства в Рузе действовали культурно-благотворительные общественные организации:
«Братство во имя святой Марии-Магдалины». ( вело в основном культурно-просветительскую работу в учреждениях).
«Рузское попечительство о народной трезвости» занималось в основном просветительской работой  непосредственно с населением, организуя лекции и народные чтения, устраивая благотворительные концерты.

Ещё в своей книге «Великая разруха» Павел Дмитриевич Долгоруков пишет:

«…на Городке, на высоком холме, обнесенным старинным валом, над рекой с чудным видом, во время моего предводительства, я  устроил от попечительства трезвости музей, читальню, гимнастический зал и прочее, и превратил площадку городка в парк, вал – в бульвар».

…«Построил ихтиологическую станцию на Анофриевском озере, которую возглавил профессор Московского университета  Н.Ю. Зограф». Эта станция действует до сих пор.

 

Павел Дмитриевич не забывал и о благотворительности. Так, на Охте у Петербурга он содержал дачу-богадельню, где на полном обеспечении жили его старые служащие.

Ещё один эпизод из книги «Великая разруха»: «…Помню, что я приехал в шарабане с кучером Сергеем, пятидесятилетний юбилей службы которого у нас на конюшне предстояло в этом году отпраздновать. Жив ли он?».
 

А вот ещё: «В деревне в конце лета (1917) начался бандитизм. В нашем мирном уезде по соседству с нами в селе Дуброве убили и ограбили священника и его жену. Он был добросовестным законоучителем в земской школе, в которую я часто заезжал. На похороны съехались священники с половины уезда, большинство которых я тоже хорошо знал как законоучителей. Настроение на поминках было мрачное, тревожное».
 

Но в начале 1911 года  П. Д. Долгоруков  пришлось оставить и должность предводителя дворянства. Против Павла Дмитриевича губернатор открыл дело  за «превышение власти» по статье, лишающей права участвовать в выборах. Обвинение было нелепое  и построено на чисто формальных придирках – речь шла о раздаче зерна крестьянам по разрешению князя.
 

 В Московской губернии во всех уездах всегда крестьяне засыпали семена, а весной их для посева разбирали без разрешения губернского присутствия, а с согласия уездной земской управы и предводителя. Павел Дмитриевич следовал общему порядку и разрешал семена разбирать.
 

 В Московской губернии хлебные магазины всегда служили только для хранения семян, а продовольственные запасы хранились в процентных бумагах. Поэтому крестьяне, не трогая продовольственных средств, на семена смотрели как на свою собственность и сдавали их в магазин для удобства – на хранение; даже не допускалась мысль, чтобы возможно было отказать в выдаче.
 

Павел Дмитриевич, получив запрос от губернатора, ответил ему, что разобрать семена он разрешил, как делал всегда и как делается испокон веку во всей губернии. В ответ на это последовало привлечение его к ответственности.
 

Уездная земская управа, которая должна была бы разделить ответственность с Павлом Дмитриевичем, была оставлена в покое, так же как двенадцать остальных предводителей и уездных земских управ, поступавших совершенно так же, как Павел Дмитриевич.
 

Долгоруков отказался от защитника и защищался сам. Князь был признан виновным, наказание же состояло в  отчислении от должности предводителя по суду, что по закону лишало Павла Дмитриевича возможности занимать вообще выборные должности.
 

Этого, конечно, и добивались не столько дворяне, сколько правительство.  Сохранились воспоминания политического, государственного и военного деятеля   московского губернатора В. Ф. Джунковского об этом разбирательстве (Дело Рузского уездного съезда в судебной палате // Воспоминания , Т.1.- М., 1997).
 

Затем последовало лишение его придворного чина камергера. Но и эти удары он выдержал спокойно, и, «не потеряв лица», продолжил общественную деятельность.
 

После февральской революции (1917 г.) П. Д. Долгоруков поддержал Временное правительство, выступив против отстранения от власти Госдумы.
Осенью 1917 года  избран в Учредительное собрание от Московской губернии. Впрочем, оно просуществовало недолго. Наступило тяжелое время и для страны и лично для Павла Дмитриевича.  
 

Из книги «Великая разруха»: «..Так как партия меня выставила кандидатом в Учредительное собрание по Московской губернии, то с сентября я начал объезд уездных городов и до переворота успел побывать на собраниях в большинстве уездов. В помощь себе я обыкновенно брал одного из выдававшихся ораторов среди нашей студенческой фракции. (П.Д. Долгоруков)". Известно, что красноречием Павел Дмитриевич не отличался.

 

Во время Октябрьской революции (1917 г.) находился в штабе Московского военного округа, участвовал в организации борьбы против большевиков, был в рядах защитников Александровского военного училища.
 

28 ноября 1917 г. П. Д. Долгоруков был арестован большевиками без предъявления обвинения вместе с Ф. Ф. Кокошкиным и А. И. Шингарёвым и заключен в Петропавловскую крепость. Кокошкин и Шингарёв были убиты, Долгорукову удалось избежать смерти – в феврале 1918 года он был освобождён.
 

В октябре 1918 года выехал на Юг; был одним из организаторов белого движения.

С осени 1920 г. находился в эмиграции, но продолжал борьбу против советской власти и до конца своих дней не скрывал своего мировоззрения и намерения  вести  борьбу. Павел Дмитриевич жил исключительно планами освобождения  России от большевизма; предпринял две нелегальные поездки в СССР.
 

П. Д. Долгоруков был убеждённым пацифистом и  противником смертной казни, исключал насилие при разрешении конфликтов внутри страны  и  за  её рубежами. Создал  и возглавил  в 1909 году Общество мира  –  филиал одноименного международного общества.
 

В июне 1927 года П. Д. Долгоруков расстрелян  вместе  с другими представителями дворянских семей, после убийства в Варшаве советского посла Войкова. По воспоминаниям очевидцев, он, убежденный противник смертной казни, достойно встретил смертный приговор…

                 

Место захоронения князя до сих пор не установлено.

 

Доклад в сокращенном варианте ЗДЕСЬ

                                                                                                
                                                                                              Марина ЛЕОНОВА
 

8 (496 27) 2-34-83

143100, Московская область, г. Руза, пл Партизан,14