Версия для слабовидящих

Поиск на сайте

Случайное фото

ПРИГЛАШАЕМ

Выставка картин Сергея Хрусталева

Выставка картин Татьяны Пальчуновой

Выставка картин Василия Комарова

 

Наши партнёры

Глиняные кружева

В Рузском краеведческом музее открылась выставка керамики «Глиняные кружева Рузы» гончара Юрия Пегова.

Родился мастер в городе Онега Архангельской области, потом переехал в Пензу. Будучи военнослужащим перевелся в наш район, да так и остался жить и трудиться на рузской земле.

– Я служил в МЧС около 15 лет. Сейчас работаю в Сбербанке и вместе с супругой Ольгой веду кружок «Волшебная глина». Открыть его помогла директор Молодежного центра Рузы Татьяна Лысенко. Керамика для меня –  хобби. Но надеюсь, что со временем она станет главным делом моей жизни, – рассказывает Юрий.

– Как вы освоили гончарное ремесло? Что на это сподвигло?

– Все началось еще в детстве. Недалеко от моего дома находился кирпичный завод. Там была очень хорошая глина, и я каждое лето лепил из нее танки и солдатиков. А зимой, начитавших морских романов, создавал из пластилина корабли, которые даже могли плавать!   

О своем детском увлечении вспомнил шесть лет назад. У меня была старинная крынка начала XX века, которая мне очень нравилась. Я когда-то привез её с Пензы и долго мечтал сделать такую же. И вот в какой-то момент взялся за дело! Тогда это было простое любопытство. Но с каждым разом глина увлекала меня все сильнее.

Первый гончарный круг сделал из стиральной машинки «Малютка» по инструкции из интернета.  Вместо моховика для стирки белья поставил диск, на нем и работал. Обороты были большие, но я приноровился.

Второй гончарный круг тоже сделал сам. Он был деревянный, ножной, как в старину. До сих использую его для выездных мастер-классов. Сейчас приобрел себе профессиональный, электрический.

– Правда ли, что занятия лепкой снимает стресс?

– Все верно. Я работал психологом в МЧС России. В 2015 году создал комнату психологической помощи, где начал использовать методы глинотерапии для сотрудников. Это действительно дало неплохие результаты.

Для детей лепка не только занимательна, но и полезна. Она развивает речь, творческое мышление, усидчивость, моторику, а некоторым помогает определиться с будущей профессией. На моих занятиях нет напряжения, как в школе. Иногда дети спрашивают, что им делать, так как привыкли к указаниям старших. 

Свобода творчества – наверное, главное в нашей жизни. Мы все время находимся под давлением окружающих, нас вечно загоняют в рамки. А на мастер-классах можно расслабиться и делать то, что хочется. Взрослые, как дети, радуются выкрученной на гончарном круге тарелке. Возможно, они и сами этого не замечают, но я вижу их светящиеся глаза.

Я уверен, что большинство моих воспитанников закончат ВУЗы, будут работать по специальности, но спустя 10-12 лет вспомнят наш кружок. Часть ребят обязательно вернутся к ремеслу. Для кого-то это останется хобби, а для кого-то, возможно, станет профессией.  В инстаграмм вижу много мастеров, которые перешли в гончарное дело из других сфер.

– Какие самые необычные заказы выполняли?

– Самым необычным изделием, которое приходилось делать, был чайник для крепких спиртных напитков, а еще – реставрация чужой разбитой керамики. К примеру, ручки или крышки. Нужно не только восстановить форму, но и орнамент, подобрать цвет, глазурь. Настоящий ребус!

Недавно начал заниматься ещё и глиняной игрушкой. В основном каргопольской. Сподвигла меня на это жена. Ей понравились работы архангельских мастеров, и мы начали изучать этот народный промысел, а потом стали придумываем и свои сюжеты.

–  В Молодежном центре вы открыли музей керамики. Расскажите о нем.

– При поддержке директора Молодежного центра Татьяны Лысенко мой виртуальный «Рузский музей современной керамики» превратился в реальную галерею, а мой брат Владимир Пегов создал для него сайт. В галерее – керамические изделия мастеров России и ближнего зарубежья, а также учеников моей студии.

Проект музея я подавал на премию губернатора Московской области «Наше Подмосковье» и получил её в 2016 году.  На эти средства премии купил электрическую печь для обжига керамики, которая теперь радует и меня, и детишек.  Благодаря ей мы можем проводить выставки работ наших маленьких керамистов.

– Какие самые интересные экспонаты в вашем музее?

– В моей коллекции нет старинных вещей. Все экспонаты (а их уже больше 20) сделаны современными авторами.

Все началось с белолощеной тарелки моего друга и учителя, гончара из Павловской Слободы Степана Ивановича Кары. Интересна работа мастера из Узбекистана Абдулвахида Каримова. В 2018 году заказал у него белую тарелку, на которой нанесен персидский алфавит. Она мне очень нравится, и я её брегу.

– Расскажите, как проходит рабочий день гончара?

– В первую очередь, включаю спокойную музыку. Открываю блокнот, где ранее набросал эскизы будущих изделий, и на гончарном круге начинаю формировать их. Просушиваю, затем лощу или покрываю ангобом для дальнейшей обработки.

Иногда делаю молочение. Молоко обладает защитным свойством. Глина хорошо впитывает жидкости. Поэтому под компот, например, должна быть одна крынка, под квас – другая. Иначе запах будет передаваться другим продуктам. Многие мастера глазируют изделия внутри, чтобы запах не оставался.

В свободное время занимаюсь социальными сетями, где делюсь своим творчеством, черпаю идеи и смотрю работы других гончаров. Интересно наблюдать, как растут начинающие мастера. Сначала у всех бывают недостатки, работы получаются неровные, неказистые. Но потом рука набивается, и с каждым изделием получается все лучше и лучше. Сначала копируешь чужие работы, а потом уже появляются и свои, вырабатывается собственный узнаваемый стиль. Со временем гончар до такой степени оттачивает мастерство, что знает, какой жирности должно быть молоко, какая температура обжига ему нужна, и еще много других нюансов.

Степан Петрович, например, любит воронцовскую глину и называет себя ремесленником: он ставит производство на поток и везет на ярмарки. Я же работаю и с воронцовской, и с ярославской красной, и с гжельской, словом, пробую разный материал. И знаю характеристики каждой глины. Мне как молодому автору это любопытно, и я не хочу уходить в ремесленничество.

Вижу, что сейчас гончарное ремесло становится популярным, появляется много хороших мастеров, открываются обучающие курсы, проводятся фестивали керамики. И это здорово!

– А вы сами в ярмарках, фестивалях участвуете?

– Выезжаю на такие мероприятия с 2015 года. В основном это местные фестивали: «Станица», «Молочная река», «Подворье» в Сумароково. Ездил в Волоколамск. В выставках почти не участвую. Разве что в ярмарке в Доме культуры в Дорохово.  В этом году вместе с супругой открыли выставку в Рузском краеведческом музее.

– Вы так много времени посвятили керамике. Не планируете сделать гончарное дело своей основной работой?

– Я купил землю в Ракитино для мастерской, и в скором времени построю там дом. Хочется благоустроить участок так, чтобы люди могли приезжать ко мне на экскурсии, знакомиться с гончарным кругом. Там планирую и выставить свою коллекцию керамики. Дай Бог, все получится!

 

Это интересно

Каргопольская глиняная игрушка — традиционный промысел в Архангельской области. Он зародился в районе Каргополя еще в XI–XIII веках: археологи нашли здесь фрагменты посуды и других предметов быта. В этих местах добывали красную глину, она хорошо подходила и для ручной лепки, и для работы на гончарном круге.

После революции 1917 года гончарный промысел начал постепенно угасать. В 1930-х годах почти не осталось мастеров, которые создавали глиняные игрушки. Одним из немногих каргопольских гончаров, которые не бросили ремесло в 1930-х годах, был Иван Дружинин из деревни Гринево. Его игрушки сейчас считаются классическими: манера их изготовления больше всего приближена к старинным фигуркам.

В той же деревне Гринево жила и другая известная мастерица – Ульяна Бабкина. В 1950-е годы она оставалась единственным гончаром-игрушечником в окрестностях Каргополя. В работах Бабкиной впервые стали появляться более сложные формы, чем в традиционных фигурках: она создавала групповые сюжетные сценки, придавала игрушкам динамичность и изящество.

Благодаря интересу к работам Ульяны Бабкиной в 60-х годах ХХ века началось возрождение каргопольского промысла.

***

Глиняная любовь

 

Не бывает глина некрасивой!
Не бывает, люди, хоть убей!

Приложил немножечко усилий –

Появились пара лебедей!

Не бывает в глине недостатка,

Приглядись хоть пристально, в упор!

Глина, как китайская загадка:

Раз – и превращается в фарфор!

Вот и я закрыл глаза напрасно,

Может, ощущения не те?

Глина, как любовь, сжигает страстно,

Бабочки рождая в животе!

 

Юрий Пегов

25.03.2018.

 

Интервью опубликовано в газете "Красное знамя" №31 (10 июня 2021)

 

143100, Московская область, г. Руза, пл Партизан,14