Сообщение об ошибке

Поле Math question обязательно для заполнения.

Версия для слабовидящих

Поиск на сайте

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
8 + 4 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.

Случайное фото

ПРИГЛАШАЕМ

 

фотовыставка Александра Артёменкова

«Весна в Рузском крае»

О выставке

 

Фотовыставка Сергея Савиных

"Наши люди"

О выставке

 

фотовыставка Дмитрия Николаева

«Пробуждение леса»

О выставке

 

Фотовыставка Андрея Куприянова

«Хорошее настроение»

О выставке

Наши партнёры

Запах Родины в картинах Николая Антюхина

Интервью было опубликовано в газете "Красное знамя" в феврале 2020 года

 

Чем пахнет Родина? Скошенной травой, утренней росой, свежим хлебом и яблоками, а может быть, ладаном из деревенской церкви? Все эти запахи и образы ощущаешь, когда смотришь на картины Николая Никитовича Антюхина. Художник родился и вырос в поселке Колюбакино. Его сюжеты – сельские пейзажи, храмовая архитектура и натюрморты отражают все то, что он сам называет «уходящей Россией»: полевые травы, резные наличники на окнах, вышитые наволочки, деревянные избы и кресты на куполах. 

В прошлом году художник впервые показал свои работы жителям Рузского округа. Первая его выставка была открыта в августе во время фестиваля «Лето Гоподне» в Смоленской церкви деревни Новогорбово, вторая – в декабре в Рузском краеведческом музее. До этого его персональные выставки проходили только за рубежом.

– С чего все начиналось?
– После службы я работал в Москве на заводе, жил в общежитии и готовился поступать в институт. Завод давал путёвки на двухгодичные курсы рабочих корреспондентов при Союзе журналистов. Затем поступил на факультет прикладного искусства в текстильный институт. После его окончания стал преподавать, работал на кафедре моделирования костюма. Затем меня пригласили на кафедру рисунка и живописи, а затем перешел в педагогический институт преподавателем художественно-графического факультета.

– У вас творческая семья? Дети пошли по вашим стопам?
– Мой дядя, Фёдор Васильевич Антюхин, был художником. Жена Екатерина пишет очень тонкие работы акварелью. Старшая дочь Ульяна расписывает храмы, делает мозаику, росписи, пишет иконы и преподаёт в своём родном университете. Её муж, Валерий Кожин, – художник-мультипликатор.  Младшая дочь тоже очень талантливая, она получила в Италии поэтическую премию. 
Многому меня научили мама и бабушка. Мама вязала крючком скатерти и вышивала гладью – васильки, ромашки, любые цветы. С самого раннего возраста я видел эту красоту вокруг. Сейчас работаю над композицией «Возвращение в детство», в которой хочу изобразить этот мир русской деревни и детства.

– У вас много деревенских пейзажей. А городские вы пишите?
– Мне это не близко, я родился в деревне. Даже в Брюсселе я нашёл свой мотив: дворик с покосившимся забором и берёзкой. В моей деревне осталось всего три дома. Я пишу их постоянно в разные времена года. Серия называется «Портрет дома». Это вид уходящей России, которую не вернёшь. Деревенский дом – это микрокосмос. На любой город или деревню я люблю смотреть утром, а не вечером, чтобы почувствовать их запах.  

– Какие запахи отразились на ваших картинах?
– Наверное, запах квашеной капусты и варёной картошки.

– А мне кажется, что пахнет сырым снегом, хвоей и весной.
– Да, ещё запахи прелой или скошенной травы, соломы. Сейчас пейзаж значительно изменился. Кстати, я планирую провести совместную выставку с одним фотографом. Выставка будет называться «Запах Родины».

– Вам близок размеренный деревенский образ жизни?
– Не совсем. Я стремлюсь к размеренности, но жизнь вносит свои коррективы: уводит в разные места, сводит с теми или иными людьми. В последние годы часто вспоминаю фильм «Покровские ворота» Михаила Козакова. Это про наше поколение. Там был один герой, Хоботов. Мне он очень близок. В жизни меня можно подвинуть, но в творчестве – никогда.

– Что для вас означает «не подвинуть»?
– Мне могут говорить всё, что угодно, а я всё равно буду делать то, что считаю нужным. Всегда имею своё мнение. Мне с семнадцати лет все говорили, что нужно заниматься графикой. Один из старшейших художников Звенигорода увидел мои картины и сказал, что меня вообще не надо ничему учить, потому что я уже состоявшийся график. А я всегда стремился заниматься живописью. Вспоминаю фразу художника Александра Дейнеки: «Каждый художник должен стремиться написать свои «Грачи прилетели», или строки поэта Дмитрия Кедрина: «Свою песню, хоть негромко, но сказать».

– Вы написали свои «Грачи прилетели»?
– Грачи еще в полёте. С одной стороны, хочется больше заниматься графикой, но с другой – преодолеть свои недостатки и трудности, работая в живописи. Мне  нравится моя работа «Новодевичий монастырь». В ней есть особый свет. Считаю, что любой пейзаж с храмовой архитектурой должен светиться изнутри, и если этого внутреннего света нет, на картине просто мотив. 

– Расскажите о своих любимых жанрах, мотивах, техниках.
– Я работаю с разным материалом, разными мотивами, но сейчас больше концентрируюсь на пейзаже с храмовой архитектурой. Места, в которых стоят храмы, совершенно особенные, намоленные. 
Ещё пишу натюрморты. Всё зависит от внутреннего состояния. 
Бывает, художник думает о том, как будет смотреться его картина в выставочном зале. Со мной такого никогда не было, потому что это сковывает мысли и плохо отражается на работе. Поэтому всегда стараюсь работать «в никуда», в пространство. 

– У вас было много выставок в Европе. Как жители Европы восприняли ваше творчество?
– Не только в Европе, но и за океаном было около двадцати выставок. Меня приглашали за границу друзья, с которыми общаемся семьями много лет. Знакомый одного из моих друзей в Америке сделал там выставку моих работ в 1996 году, и впоследствии я часто туда ездил с картинами. Раз в месяц в Вашингтоне выходит альбом-справочник, где указано, в какой из галерей представлены работы того или иного художника. Там периодически публиковали и анонсы моих работ. Для меня было почетно показать свои картины в культурном центре посольства Российской Федерации в Вашингтоне. 
За границей мои работы восприняли очень живо. Жители Европы и Америки видели на картинах что-то своё. Кто-то узнавал место, которое он посетил, будучи в России. Другим старинные храмы в России казались слишком экзотичными. 

– Ваша первая выставка в России была в Горбове. Как она прошла?
– Очень хорошо. Я видел лица знакомых, которых не встречал уже 30–40 лет. Теперь решил проводить персональные выставки только в России.

– Что является самым главным в художнике?
– Смелость. Это основа, на которой строится все остальное: своя тема, своя творческая манера. Одни художники вычёркивают из своей жизни всё, что мешает творчеству, вплоть до семьи. Других жизнь тянет то в одну сторону, то в другую, они творят рывками. Я  отношусь ко второму  типу.

– Кто из художников вам больше нравится, кто вдохновляет?
– Сложно назвать кого-то одного. Мне нравится Исаак Левитан, Василий Поленов, еще Микеланджело Меризи да Караваджо. Глядя на его картины, можно почувствовать, что ты в них присутствуешь. На каждом этапе жизни приоритеты меняются, но Алексей Саврасов всегда нравился. 
Когда была персональная выставка Левитана на Крымском валу, привезли из частных коллекций Израиля один его этюд — «Март». Левитан писал его в Звенигороде. Глядя на этот этюд, слышишь, как звенит воздух. Левитан интересен своими темами в живописи. Только он смог так почувствовать природу России. Начинающему живописцу нужно быть под влиянием кого-то из великих мастеров. Если ты прошёл этот период, значит, сумел создать собственный творческий стиль.

 

– Какие храмы в Рузском округе вам нравятся? Какие из них вы писали?
– Я не представляю Подмосковье без храмов. Люблю места и церкви в Колюбакине, Рузе, Звенигороде, Горбове, Поречье, Михайловском, Васильевском, люблю монастырь Саввы Сторожевского.  В Москве — Коломенское, Новодевичий монастырь. Так получилось, что я рекламирую наш Рузский округ по всему миру. Не так давно я побывал в Комлеве, где мне открылся удивительный вид на храм. Это стало для меня открытием, и я вспомнил картину Левитана «Над вечным покоем». Ещё я сделал несколько этюдов поймы реки Рузы. Здесь, в Рузе, есть много сказочных мотивов.

– Действительно, многие художники ездят по всей стране в поисках интересных мест, а ведь можно найти их и в родных краях.
– Часто бывает, что находишь пейзаж и мотивы совсем рядом. Мой учитель рассказал о своём знакомом художнике, который однажды сломал ногу и целый месяц провел на даче. Из его окна были видны только лопухи. Каждый день он рисовал эти лопухи с разных ракурсов, при разном освещении. Потом он сделал великолепную выставку. 

– Как вы относитесь к современному искусству?
– Оно разное, как и галереи. Нравятся затейливые инсталляции, перформансы, интересные задумки и образы. В современном искусстве много броского, необычного, иногда переходящего грань.

– Где по-вашему проходит грань между искусством и провокацией?
– Для меня искусство – это родник под горой, на которой стоит храм. А провокация – как вода с хлоркой. 

– Что вы стремитесь сказать своему зрителю через искусство?
– Возможно, это звучит немного пафосно, но я стремлюсь показать уходящую Россию, размеренный деревенский образ жизни. А ещё стараюсь не лукавить и не подыгрывать. Сейчас я поставил себе цель через 10 лет подготовить картины к выставке, посвящённой 900-летию Рузы.

Картина "Поречье"

143100, Московская область, г. Руза, пл Партизан,14